Сценарий проведения Дня матери в школе

Сценарий проведения Дня матери в школе

На праздник, посвященный самому дорогому человеку для каждого из нас, приглашаются мамы учеников. Праздник проводится в классе в виде литературно-музыкальной композиции.

Ведущий: «Все я сумею, все смогу — я не могу иначе…»

Слова эти — из известной песни, которую так задушевно исполняет певица Валентина Толкунова. Песня о женщине, о женском сердце и о женских руках, которые все могут. Ласковые руки матери, не знающие усталости руки хозяйки… Никогда поэты не перестанут воспевать их!

Далее чтец читает стихотворение о маме (собственного сочинения или литературное, например, стихотворение И. Саксонской «Разговор о маме»). Стихотворение читается под музыку.

Чтец 1:

От чистого сердца
Простыми словами
Давайте, друзья,
Потолкуем о маме.

* * *

Мы любим ее,
Как хорошего друга,
За то, что у нас
С нею все сообща.

* * *

За то, что, когда
Нам приходится туго,
Мы можем всплакнуть
У родного плеча.

* * *

Мы любим ее
И за то, что порою
Становятся строже
В морщинках глаза,

* * *

Но стоит с повинной
Прийти головою —
Исчезнут морщинки,
Умчится гроза.

Ведущий: Знакомьтесь: это она — ее величество Женщина. Милая и сердечная, простая и трудолюбивая, доброжелательная и любящая. Любящая свою землю, своего ребенка, плачущая над искалеченным животным и срубленным понапрасну деревом. Это о них, Женщинах, Матерях, нужно складывать оды и, наверное, именно о таких женщинах писал когда-то великий Некрасов.

Чтец 2:

Есть женщины в русских селеньях
С спокойною важностью лиц,
С красивою силой в движеньях,
С походкой, со взглядом цариц.

* * *

Их разве слепой не заметит,
А зрячий о них говорит:
Пройдет, словно солнцем осветит,
Посмотрит — рублем одарит.

Ведущий: Это женщины городов и деревень, это наши матери, это целое поколение — все, кто перенес тяготы войны. Ведь им пришлось еще труднее, чем солдатам, так как на руках были дети, и не по одному ребенку, а по пять-семь. Но женщины оказались сильнее танков и бомб. Они жили во имя детей, своего светлого будущего, жили надеждой на победу. Выстояли. И если бы нашелся такой писатель, который написал роман о каждой из них, наверное, вся планета склонила бы в восхищении головы перед их стойкостью, мужеством, женственностью и добротой. Именно женщине-матери Н.А. Некрасов посвятил следующее стихотворение.

Чтец 3:

Внимая ужасам войны,
При каждой новой жертве боя
Мне жаль ни друга, ни жены,
Мне жаль ни самого героя.

* * *

Увы, утешится жена,
И друга лучший друг забудет.
Но где-то есть душа одна,
Она до гроба помнить будет.

* * *

Средь лицемерных наших дел
И всякой пошлости и прозы
Одни я в мире подсмотрел
Святые искренние слезы —

* * *

То слезы наших матерей.
Им не забыть своих детей,
Погибших на кровавой ниве,
Как не поднять плакучей иве
Своих поникнувших ветвей.

Ведущий: О матери помнят всегда: и в дни радости, и в дни тревог. К ней обращались и воины, которые защищали нашу родину во время войны.

Чтец 4:

Письмо командира пулеметного взвода 310 го стрелкового полка младшего лейтенанта Ивана Степанова матери Епистимии Федоровне.

«Декабрь 1941 года.

Знай, маманя, что я до последнего дыхания буду помнить тебя и всю нашу семью. Я о вас никогда не забываю — и в дни, когда смотрим смерти в лицо. Может случиться, что мы больше не увидимся в жизни никогда. Ведь страшная здесь идет война, и погибают тысячи людей, а боев впереди еще много и много.

Моя последняя надежда: может, это письмо получишь, и этот кусочек бумаги будет напоминать тебе о сыне Иване и его любви к матери и ко всей нашей семье».

Ведущий: О. А. Ромодановская, погибшая в октябре 1943 года в районе Славгорода во время ожесточенных боев с гитлеровцами, писала письма своей матери. На обороте одного из них были найдены душевные, проникновенные строки о Родине, матери, мирной жизни, о борьбе за народное счастье:

Чтец 5:

Моей дорогой мамочке

Ты обо мне в слезах не вспоминай,
Оставь свою заботу и тревогу.
Не близок путь, далек знакомый край,
Но я вернусь к любимому порогу.

* * *

По-прежнему любовь моя с тобой,
С тобою Родина,
Ты не одна, родная.
Ты мне видна, когда иду я в бой,
Свое большое счастье защищая.

* * *

На голос твой я сердцем отзовусь
И на заботу подвигом отвечу.
Я далеко, но я еще вернусь,
И ты, родная, выйдешь мне навстречу.

Ведущий: Много слов сказано о героизме женщин поколения военных лет. Этим женщинам Светлана Алексиевич посвятила свою книгу «У войны не женское лицо».

Чтец 6: Великое материнское сердце! Иногда мы думаем, что знаем все о твоем мужестве и твоей любви, о твоем терпении и твоей нежности, о твоей печали и твоей вере, о твоих слезах и твоих радостях. Нет, мы ничего о тебе не знаем, так ты бесконечно. Евгения Сергеевна Сапронова, гвардии сержант, авиамеханик, уходила на фронт из родного города Елец. Тот день ей запомнился на всю жизнь.

Чтец 7: «Я просила маму: только не надо плакать. Это было не ночью, но было темно и стоял сплошной вой. Они не плакали, наши матери, провожавшие своих дочерей, они выли. Но моя мама не плакала, она стояла, как каменная. Но разве ей не было жалко меня? Она держалась, она боялась, чтоб я не заревела».

Ведущий: Материнское сердце всепрощающее, только оно способно любить своего ребенка несмотря ни на что. Его любовь не имеет границ. Научитесь относиться к этой любви бережно, ведь это главное, что есть у человека. Я предлагаю вам послушать старинную украинскую легенду.

Чтец 8: Был у матери сын. Женился он на девушке небывалой красоты и привел ее жить в родной дом.

Невзлюбила невестка свекровь и говорит мужу: «Пусть твоя мать не заходит в комнаты, пусть живет в сенях!» Стала жить мать в сенях. Она боялась показаться на глаза невестке. Но и этого молодой жене показалось мало. Говорит она мужу: «Чтобы и духу твоей матери не было в доме! Пусть живет она в сарае!».

Стала жить мать в сарае.

Однажды невестка-красавица отдыхала под яблоней и увидела, что мать вышла из сарая. Разгневалась жена и прибежала к мужу: «Если хочешь, чтобы я с тобой жила, убей свою мать, достань из груди сердце и принеси мне».

Не подумал сын, очаровала его красота жены. Пришел он к матери и говорит: «Пойдем, мама, покупаемся в речке».

«Пойдем, сынок, если надо», — сказала мать.

Идут они по каменистому берегу. Зацепилась мать за камень, покачнулась. Разозлился сын: «Что ты, мать, спотыкаешься? Почему под ноги не смотришь? Иди быстрее, а то и до вечера мы так не дойдем!»

Пришли, разделись, искупались…

Сын убил мать, вынул из груди ее сердце, положил на кленовый листок, несет. Трепещет маленькое сердце матери. Зацепился сын за камень, упал, разбил колено. Упало на острый камень и горячее сердце матери, окровавилось, забилось и прошептало: «Сыночек мой родной, ты не ушибся? Тебе не больно?».

Заплакал сын, схватил горячее сердце, вернулся к реке, вложил сердце в разрезанную грудь, полил горючими слезами. Понял он, что никто не любил его так сильно, преданно и искренне, как родная мать.

И такой сильной была любовь матери к сыну, очень глубоким было желание сердца матери видеть сына радостным и беззаботным, что ожило сердце, зажила рана, а мать встала и, прижав голову сына к груди, сказала: «Ничего, сынок, ничего…».

Не мог после этого сын вернуться к своей жене-красавице, ненавистной она ему стала.

Не вернулась домой и мать. Пошли они вдвоем полями, лугами, вышли на широкий простор и стали высокими курганами.

Ведущий: Ребята, помните: очень важно понимать своих матерей, помогать, сочувствовать, стараться дарить им радость. Надо только один раз попробовать и обязательно получится. Ведь если будет счастливо улыбаться мама, то и ваша жизнь станет радостнее и счастливее.

Вокальная группа учеников поет песню о маме (желательно под собственный аккомпанемент). Это может быть, например, песня на слова Лашкова И., под музыку Аверкина А.

В мыслях я навещаю домик наш за рекой,
Как живешь ты, родная, сыну сердце pаскpой,
К нежной ласковой самой письмецо свое шлю,
Мама, милая мама, как тебя я люблю.

* * *

Я живу на гpанице, где поляpная мгла,
Ветеp в окна стучится, путь метель замела.
К нежной ласковой самой письмецо свое шлю,
Мама, милая мама, как тебя я люблю.

* * *

Hад моим изголовьем наклоняешься ты,
И смотpю я с любовью на pодные чеpты.
К нежной ласковой самой письмецо свое шлю,
Мама, милая мама, как тебя я люблю.

* * *

Улыбнись веселее, напиши мне ответ,
Ведь улыбкой твоею я на службе согpет.
К нежной ласковой самой письмецо свое шлю,
Мама, милая мама, как тебя я люблю.
К нежной ласковой самой письмецо свое шлю,
Мама, милая мама, как тебя я люблю.

Ведущий: Ребята, давайте поговорим о ваших мамах. Расскажите нам о них. (Все ученики рассказывают о своих мамах, читают стихотворения, посвященные мамам, показывают свои рисунки или фотографии.)

Ведущий: Слово предоставляется нашим гостям — мамам. (Одна из приглашенных мам выступает с речью.)

Далее чтецы читают стихотворения — благодарности матерям. Это, например, может быть стихотворение С. Острового «Песня о женщине» и отрывки из стихотворения Д. Алешина «Спасибо, мама».

Чтец 9:

Песня о женщине

Есть в природе знак святой и вещий,
Ярко обозначенный в веках!
Самая прекрасная из женщин —
Женщина с ребенком на руках.

* * *

От любой напасти заклиная
(Ей-то уж добра не занимать!),
Нет, не богоматерь, а земная,
Гордая, возвышенная мать.

* * *

Свет любви издревле ей завещан,
Так вот и стоит она в веках,
Самая прекрасная из женщин —
Женщина с ребенком на руках.

* * *

Все на свете метится следами,
Сколько б ты ни вышагал путей.
Яблоня — украшена плодами,
Женщина — судьбой своих детей.

* * *

Пусть ей вечно солнце рукоплещет,
Так она и будет жить в веках,
Самая прекрасная из женщин —
Женщина с ребенком на руках…

Чтец 10:

Спасибо, мама!

Тебе, моей весенней самой,
С кем ноша дней нетяжела,
Я говорю: «Спасибо, мама!».
За все. За все твои дела.

* * *

За то, что, не доспав сама,
Мой сон оберегая, пела
О том, как зимушка-зима
Кружилась в хороводе белом.

* * *

За то, что я окреп едва,
Меня ты в школу провожала…
В то утро весело дрожала
На кленах рыжая листва.

* * *

За то, что, уставая в поле,
Скрывая от меня мозоли,
Ты и стирала, и пекла,
Чтоб светлой жизнь моя была…

* * *

За все: за солнце над лесами,
За песню первую мою, —
Тебе, моей весенней самой,
«Спасибо, мама!» — говорю.

Ведущий: «Восславим женщину-Мать, чья любовь не знает преград, чьей грудью вскормлен весь мир! Все прекрасное в человеке — от лучей солнца и от молока Матери, — вот что насыщает нас любовью к жизни!» (М. Горький).

Чтец 11:

Не обижайте матерей…

Не обижайте матерей,
На матерей не обижайтесь…
Перед разлукой у дверей
Нежнее с ними попрощайтесь.

Скорей пишите письма им
И слов высоких не стесняйтесь,
Не обижайте матерей,
На матерей не обижайтесь. (В. Гин)

Информация для творческой лаборатории

В Алжире — стране мусульманской, где, по идее, все должно бы быть подчинено законам шариата, — мать имеет решающее слово в воспитательном процессе. И наказание за неуважение к матери следует самое строгое. Здесь мало кто наказывает за невыполненное домашнее задание, а вот за грубость в отношении старших могут выпороть тонким кожаным ремнем или заставить работать по дому в выходной или праздник.

Легенда о матери
(Из новогвинейского фольклора)

В древние времена — такие древние, что их не помнят даже самые старые люди, — когда большая и могучая река Флай возвращала старым людям молодость, на Новой Гвинее жила девушка по имени Дандаи. Она была самой красивой и веселой из всех девушек острова. Не было ни одного человека, который не восхищался бы Дандаи, особенно когда она танцевала в кругу подруг в юбке из сухих трав, с яркими цветами, вплетенными в черные волосы. Красивое ожерелье из зубов кабана и блестящие кольца на руках и ногах звенели в такт песне и глухому звучанию тамтама.

Как-то раз, когда Дандаи утомилась и присела, к ней подошла старая Буйнах. Люди уважали старуху и боялись ее. Поговаривали, что она понимает язык зверей и птиц, беседует с ветром и водой.

— Ты вот смеешься, Дандаи, — сказала Буйнах, конечно, ты молода и красива. Но ведь не всегда будет так. Я тоже некогда была красивой. Пройдут годы, и твои темные волосы станут седыми, черные глаза утратят блеск, а лицо покроется морщинами. Словом, ты будешь такой, как я сейчас: старой и некрасивой.

Дандаи звонко рассмеялась:

— Но ведь у нас есть добрая река Флай, которая может вернуть молодость. И ты тоже пользовалась ее добротой.

— Да, — вздохнула старуха, — я уже прожила вторую свою молодость, а Флай дарит ее только однажды.

— Дандаи! Ого-о-о! Дандаи! — Это звал девушку самый красивый и самый смелый юноша на острове, отважный и трудолюбивый Маикасси.

Вскоре после праздника огня и молодости Дандаи стала женой Маикасси. Теперь она уже не танцевала в кругу своих сверстниц. Не было времени и украшать цветами густые волосы. Семья жила в тростниковой лачуге. Муж и жена вместе работали в поле, вместе кормили и растили детей.

У Дандаи их было шестеро. Было… Потому что старший умер от страшной болезни бери-бери, второй погиб от укуса ядовитой змеи, третьего унесли волны бурной реки, четвертый заблудился в джунглях и не вернулся, пятый ребенок задохнулся во время лесного пожара. Остался у Дандаи только один сын, самый младший — Лейтук. Она его безмерно любила. Всюду носила c собой и пела ему прекрасные песни.

Однажды Маикасси не вернулся из джунглей: срубленная им пальма придавила его. С тех пор Дандаи с утра до ночи работала в поле одна. Быстро и незаметно подкралась к ней старость. Дандаи увидела ее в первый раз, когда глянула в прозрачную воду колодца: черные волосы поседели, а на лице пролегли морщины. «Скоро я пойду к доброй реке Флай и попрошу ее вернуть мне молодость, — подумала Дандаи. — Скажу ей, как нелегка моя жизнь. Скажу ей, как хочу, чтобы меня увидел мой сын такой, какой я была прежде. Разве не полюбит он еще крепче молодую и красивую мать?».

В тот год, когда Лейтуку исполнилось шесть лет, Дандаи стала собираться в дорогу. Она раскрыла сухую скорлупу кокосового ореха, где лежали украшения ее молодости — ожерелье из зубов кабана и большие блестящие кольца. Их она решила взять с собой.

— Ты уходишь, мама? — с удивлением спросил мальчик. — И меня не возьмешь с собой?

— Нет, на этот раз не смогу, сынок, — таинственно шепнула Дандаи. — Ты жди, я вернусь.

Лейтук кивнул головой:

— Я буду ждать тебя под пальмой, мама!

Трудной была дорога, ведь река текла далеко, в глубине острова. Дандаи шла через пустыню, и острые колючки кололи ее уставшие ноги. Потом потянулись темные джунгли, сквозь их неприступные заросли пробивались звериные тропы. Только утром следующего дня в далеком и холодном тумане заблестела могучая река. Тяжело дыша, остановилась перед ней Дандаи.

— О священная река Флай, — прошептала она, — я пришла к тебе. Выслушай, молю!

Она сбросила юбку из сухих трав, положила на берег скорлупу кокосового ореха и протянула к реке черные тонкие руки. Первые лучи рассвета озарили исхудавшее тело, ветер поднял и разметал седые волосы. Дандаи запела песню, которую пела много лет назад.

И эхо далеко разнесло звуки этой песни.

— О добрая река Флай, — шептала она, погружаясь в зеленоватую воду, — посмотри на все мои страдания! Посмотри на мои потухшие от слез глаза, посмотри на мои седые волосы, посмотри, посмотри на меня и подари мне молодость! О река, священная и могучая!

Река Флай вдруг потемнела, зашумела и, высоко подняв зеленые волны, скрыла в них Дандаи. Но вот волны отступили, и на берег вышла юная красавица, равной которой не было на всем острове. Она остановилась, поглядела на свое отражение в воде и, не веря своему счастью, воскликнула:

— Благодарю тебя, Флай! Благодарю вас, зеленые волны! Она бросила палку, с которой проделала долгий путь к реке, и резво, как газель, побежала к родной деревне. Колючие кактусы расступались перед ней, высохшие травы устилали ей дорогу. Возле лачуги, на пороге, в тени пальмы играл Лейтук.

— Сын мой, сын мой!

Мальчик бросился навстречу:

— Мама! Мама!

Но тут же остановился разочарованный и огорченный:

— Я думал, это моя мама…

Дандаи наклонилась к сыну:

— Так это же я и есть! Ты не узнал свою маму.

Лейтук горько заплакал:

— Уходи, уходи! Я не знаю тебя! Моя мама была самая красивая на свете! У нее были белые волосы и тоненькие морщинки на лице!

— Успокойся, сынок, и поверь: я твоя мама! Добрая река Флай вернула мне молодость. Смотри, разве ты не рад, что у тебя молодая и красивая мама?

Весть о возвращении юной Дандаи облетела деревню. Снова, как много лет назад, она танцевала в кругу девушек под звуки песен и тамтама. Лейтук сидел тут же, но все время отворачивался и плакал.

Сердце Дандаи наполнилось скорбью. Ведь для него, только для него хотела она вновь стать молодой и красивой.

И Дандаи снова пошла туда, где текла река Флай. Снова день и ночь шла она через серые пустыни и темные джунгли. Снова пришла она на берег, сбросила юбку из сухих трав и погрузилась в холодные зеленоватые воды. Когда вода закрыла ей плечи, она проговорила:

— Я, черная Дандаи, благодарю тебя, о великая река, за бесценный дар молодости! Но я возвращаю его тебе, мудрая Флай. Любовь ребенка дороже красоты и молодости. О река, прости меня, но только сделай прежней, старой Дандаи!..

Потемнела мудрая река Флай, зашумели, поднялись и сомкнулись ее волны высоко над головой Дандаи. А когда они отступили, посреди спокойно текущей реки стояла старая, седая женщина с ожерельем на шее и блестящими кольцами на руках.

— Благодарю тебя, река! Возьми и это вместе с моей красотой и молодостью! — И Дандаи бросила в воду ожерелье и кольца.

Когда Дандаи вернулась к своей лачуге, навстречу ей выбежал радостный Лейтук.

— Мама! Как долго тебя не было!

— Сын, — шептала Дандаи, — сын мой!

С той поры река Флай никому не возвращает молодость.

Сурамская крепость
(Грузинская легенда)

Много лет назад возле небольшого грузинского города Сурами росла высокая чинара. Ствол ее был обуглен, ветки поломаны. Немало горя повидало на своем веку старое дерево. Трудно приходилось в те времена жителям города: то с одной, то с другой стороны подбирались к ним враги. Грузинские женщины, наспех укутав маленьких детей, бежали с ними в горы, а мужчины, если даже их было очень мало, брали оружие и шли навстречу жестоким чужеземцам.

Враги вытаптывали поля, жгли дома, утоняли скот. Много раз они дотла сжигали Сурами, и много раз город снова поднимался из пепла. А женщины и дети все так же оплакивали павших в неравном бою воинов.

И не было у жителей Сурами иной защиты, кроме старой чинары: с ее высокой вершины можно было заранее заметить приближение врага.

С некоторых пор у подножия дерева выросла бедная хижина. В ней поселился согбенный годами седобородый человек. Ни одна душа не знала, кто он и откуда пришел. Следы цепей были на его руках, следы кнута — на спине, глубокие шрамы прятались в морщинах лица. И лишь взгляд оставался огненным и зорким.

Возможно, кто-нибудь из стариков и вспомнил бы его, но в те трудные времена немногие достигали старости, и на сурамской земле жили уже внуки и правнуки прежних воинов.

Пришелец был мудр, великодушен, осмотрителен, и слава мудреца прочно утвердилась за ним.

Однажды старый мудрец сказал жителям Сурами:

— Разве чинара помощник храброму? Не с веток дерева, а со сторожевых башен могучей крепости должны следить вы за приближением врага. Его нужно встречать лицом к лицу и с высоких стен забрасывать горящей смолой и камнями.

И народ согласился с мудрецом. Крепость решили строить на горе, чтобы еще труднее было добраться врагу до ее неприступных стен. Работали все жители города. Каждый, кто спускался в долину, возвращался, толкая впереди себя камень. Эти камни говорливая речка пригоняла с высоких вершин, как пастух гонит с летнего пастбища отару.

Шли недели, месяцы… Крепость была уже почти достроена, как вдруг обрушилась одна из стен. Камни с грохотом мчались в долину, и гора стонала и гудела под их тяжкими ударами.

И опять мужчины, женщины, дети поднимались в гору, толкая камни впереди себя. Стену воздвигли снова, но она снова обрушилась, и так несколько раз.

Многие люди стучались в те дни в хижину старого мудреца.

— Врагов тучи, — говорили одни. — Это океан, в котором все мы захлебнемся. Разве под силу маленькой крепости сдержать напор океана?

— Лучше совсем уйти отсюда, — говорили другие. — Где-нибудь мы найдем уголок, чтобы спрятаться от зла.

— Пока на земле есть зло, от него никуда не спрячешься, — отвечал старый мудрец. — Зло нужно одолеть, а не бежать от него.

— Так почему же ты не научишь нас, как достроить крепость? Или ты бессилен, старик, как и все мы?

— Нет, я знаю, как достроить крепость, — медленно сказал мудрец. — Надо найти женщину — мать единственного сына, и юношу — единственного сына у матери. Юношу нужно замуровать в стену. Тогда крепость будет стоять века. Но надо, чтобы мать отдала сына добровольно и чтобы юноша не дрогнул перед лицом смерти. Эти люди передадут стене свою стойкость.

Вскоре весь город узнал о словах мудреца, и сразу же три матери привели своих единственных сыновей. Из них выбрали одну: женщину, у которой, кроме сына, красивого мальчика по имени Зураб, не осталось на свете ни одного близкого человека.

Зураб обнял мать, лицо которой почернело за одну ночь, поклонился ей за все, что она для него сделала, и уверенно, спокойно пошел в сторону крепости. У поворота дороги Зураб замедлил шаг, но не обернулся. Он понял, что, если оглянется, шаги его уже не будут такими уверенными. И он знал, что никто не должен видеть слез на глазах воина, если воин идет на подвиг.

Люди молча ждали. Когда Зураб встал в пролом стены, люди начали подавать камни и класть их вокруг него. На гору в это время не спеша поднимался согбенный седобородый человек со следами цепей на руках и глубокими шрамами, прятавшимися в морщинах лица. Вот он оглядел зорким огненным взглядом работавших и обратился к матери Зураба, которая помогала другим женщинам очищать камни:

— Как же ты решилась отдать единственного ребенка? Ты стареешь. Кто будет помогать тебе? Кто поддержит твою старость?

— Никто не смеет спрашивать у меня, как я решилась на это и что будет со мной после, — гордо ответила женщина. — А у сына моего есть другая мать — Родина. Это она сегодня позвала его…

Мудрец спросил мальчика:

— Зураб, прислушайся к своему сердцу. Нет ли в тебе страха?

— Страха нет во мне, — ответил мальчик. — С детства я ждал дня, когда смогу стать воином и защитником своего народа. Этот день настал. Гордость чувствую я, а не страх.

Тогда мудрец жестом остановил людей, которые собирались закрыть Зураба камнями.

— Жители Сурами, грузины, — сказал мудрец. — Неужели страх или отчаяние могут овладеть людьми, пока живут среди них такие матери и такие сыновья? Отпустите мальчика и стройте стену. Пусть десять раз она обрушится, но на одиннадцатый вы все-таки ее воздвигнете.

Снова без устали втаскивали сурамцы на гору тяжелые камни, и Зураб работал вместе со всеми. Теперь люди смеялись и пели, и звонче всех других звучал юный голос Зураба.

Много веков прошло с тех пор. Давно обрушилась Сурамская крепость. Но до сих пор непоколебимо стоит одна из ее стен — та стена, которую труднее всего было построить.

День матери в школе

Читайте также: